Правила и внутренние сигналы

О понятии правил в когнитивной психотерапии Аарона Бека. Отрывок из книги «Cognitive Therapy and the Emotional Disorders».

Размышление над автоматическими мыслями естественным образом подводит нас к вопросу о том, какие же общие принципы определяют содержание этих внутренних сигналов. Из собственных наблюдений мы знаем о том, что люди в идентичных обстоятельствах могут вести себя довольно различающимся образом. Мы обнаруживаем, что они различно интерпретируют ситуацию и без всяких сомнений формируют различные «самоинструкции». Более того, мы обнаруживаем, что данный человек склонен демонстрировать постоянство в своих реакциях на многие ситуации, схожие между собой в определенных своих ключевых аспектах. Его реакции могут быть столь предсказуемы, что мы нередко приписываем человеку характерологические атрибуты: «Он робкий и неуверенный в себе человек». «Он бесчувственный и агрессивный».

Таковые наблюдения по поводу постоянства реакций позволяют говорить о том, что каждый человек обладает набором общих правил, которые руководят тем, как он реагирует на специфические ситуации. Эти правила не только управляют его внешним поведением, но также и создают основу для производимых им специфических интерпретаций, его ожиданий, и его инструктирования самого себя. Более того, правила создают стандарты, с помощью которых он судит об эффективности и уместности собственных действий, а также оценивает свою ценность и привлекательность. Он использует правила для того, чтобы добиваться своих целей, для того, чтобы защищать себя от физических или психологических травм, а также для того, чтобы поддерживать стабильные отношения с другими людьми.

Наиболее очевидной разновидностью правил являются стандарты и нормативы. Человек использует нечто вроде психологического кодекса для того, чтобы направлять собственные действия и оценивать себя и других людей. Он использует правила для того, чтобы рассудить, является ли его собственное поведение, либо поведение других людей «правильным» или «неправильным». Также он использует правила как измерительные шкалы для того, чтобы оценить степень успешности какого-либо действия. Полагаясь на эти стандарты и принципы, он инструктирует себя (или других людей) о том, как вести себя в данной ситуации. И, в завершение, он может оценивать обратную связь от своих действий, осуществлять необходимую корректировку, и либо хвалить, либо критиковать себя.

Мы пользуемся правилами не только для того, чтобы управлять поведением, но также и для того, чтобы создать с их помощью некую основу для понимания жизненных ситуаций. Этот кодекс содержит систему кодирования, которую мы используем для определения значений стимулов и событий. В практическом плане, правила используются для того, чтобы осуществлять арифметические вычисления, следовать карте, именовать объекты. Эти правила состоят из уравнений, формул и предпосылок, которые дают человеку возможность упорядочивать, классифицировать и синтезировать свои наблюдения реальности так, чтобы получить возможность приходить к осмысленным выводам.

Также мы используем код для того, чтобы сделать осмысленными сложные, комплексные ситуации. Когда некий человек говорит нам что-то, мы не только пытаемся дешифровать сообщение, также мы извлекаем и весьма личностное (частное) значение коммуникации: мы судим о том, нападает ли на нас другой человек, или, может быть, мы на него нападаем, должны ли мы ударить в ответ или успокоиться.

Следующий пример иллюстрирует то, как варьируются личностные интерпретации ситуации в зависимости от того, как два индивидуума применяют к ним различные правила. Также пример иллюстрирует и то, как, в зависимости от того, какие правила применяются, возникают и разные эмоции, и различные формы поведения.

Преподаватель, по случаю, говорит двум студенткам (Мисс А и Мисс В), которые ведут посторонний разговор на его семинаре, «Если у вас есть, что сказать, поделитесь этим с остальными, или же ведите себя тихо». Мисс А гневно отвечает на это, что она просто пыталась уточнить некоторые моменты. Во время дискуссии, которая за этим последовала, она раз за разом оспаривала содержание презентации и иронически критиковала точку зрения преподавателя. Мисс В, которая обычно была активной участницей обсуждений на семинаре, выглядела печально, не проявляла интереса к комментариям преподавателя, и тихо сидела до конца учебного времени.

Контрастирующие реакции этих двух девушек могут быть поняты на основе различных правил, которыыми они воспользовались для интерпретации ситуации, и далее для формирования своих реакций. Мисс А интерпретировала замечание педагога следующим образом: «Он пытается меня контролировать. Он обращается со мной, как с ребенком». И ее эмоциональной реакцией был гнев. Общее правило, которое привело к этой интерпретации, было следующим: «Замечания от авторитетных фигур = доминирование и унижение». Ее инструкция самой себе  была следующей: «Ответь ему жестко». Правило, которое лежало в основе наносимого ей возмездия, было следующим: «Я должна справляться даже с теми людьми, которые обращаются со мной плохо».

Интерпретация Мисс В: «Он поймал меня на том, что я делаю что-то плохое. И он, начиная с этого момента, не будет ко мне хорошо относиться». Эмоция: стыд и печаль. Правило: «Замечание от авторитета = публичное разоблачение и слабость, ошибка, плохо выглядеть на фоне других. Получить замечание = неодобрение».  Инструкция себе: «Мне надо закрыть рот». Правило: «Если я веду себя тихо, я веду себя менее оскорбительно». Также: «Если я буду вести себя тихо, это покажет, что я извиняюсь за свое оскорбительное поведение».

Этот пример иллюстрирует то, как люди действуют согласно имеющимся у них специфическим наборам правил. Каждая из девушек использовала свое правило для оценивания замечания преподавателя, и таким образом они сформировали отличающиеся друг от друга интерпретации. Затем они применили отличающиеся друг от друга правила для формирования специфических инструкций себе в отношении дальнейшего взаимодействия с преподавателем, и пришли к противоположным заключениям. Их внешнее поведение не более чем репрезентировало конечный продукт внутренних сигналов самим себе.

В итоге, эти правила могут служить в качестве стандартов для оценивания, управления поведением или его торможения; они применяются к другим людям для того, чтобы рассудить об уместности, оправданности или обоснованности их поведения. На основе применения этих правил, стандартов или принципов, индивидуум оценивает значимость действий других людей, а также интерпретирует то, как они относятся к его действиям.

Каким образом формируются эти правила? Мы знаем, что люди говорят грамматически еще до того, как их научили формальным правилам грамматики. Им не сообщают в раннем детстве, явным образом, о том, что они должны следовать некоей последовательности из субъекта — глагола — объекта (например, «Я хочу мою бутылочку»). Они выводят общие правила из конкретного опыта. Также они ведут себя социально приемлемым образом еще до того, как им артикулируют общие правила поведения. Коль скоро правила во многом являются частью социального наследия, они, вероятно, в большой степени абсорбируются на основе наблюдений за другими людьми, а также и из личного опыта. Совершенно несложно увидеть, как общее правило («Будь вежливым», или «Борись за свои права») применяется к частной ситуации для того, чтобы сформировать частное поведение. Аналогичным образом,  мы можем видеть и то, как правило определяет интерпретацию ситуации.

Функционирование правил можно сравнить с силлогизмами, изучаемыми в логике. Например, Мисс А и Мисс В обладают большей предпосылкой, правилом: «Все замечания, которые делает авторитетная фигура, представляют собой критику». Меньшая посылка заключается в том, что «Учитель делает мне замечание». «Следовательно», заключают они, «учитель критикует меня». Фактически человек не отдает себе отчета в начальной посылке. Посылка уже является частью его когнитивной организации, точно так же, как и правила конструирования предложений, или правила различения животных и растений. В зависимости от обстоятельств, человек может отдавать либо не отдавать себе отчета о ходе своих размышлений в данных конкретных обстоятельствах. Но в сделанном выводе он отдает себе отчет в любом случае. Вывод может занять в его сознании центральное место, либо же может промелькнуть как автоматические мысли, описанные ранее.

Правила, а также силлогизмы, базирующиеся на правилах, представляют собой особенный интерес для клинициста, так как они помогают объяснять непредсказуемое, алогичное поведение и аномальные эмоциональные реакции.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.