Рубрики

Архив

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Поведенческая активация при депрессии по Стивену Холлону

Доктор Hollon, ваша работа как психолога и исследователя сконцентрирована на лечении и этиологии депрессии. Но чем конкретно вы занимаетесь?

Доктор Hollon: Мой исследовательский интерес направлен на сравнение эффективности когнитивно-поведенческого и медикаментозного подходов к лечению депрессии, и в частности, в плане продолжительности получаемого эффекта.

Действительно ли психотерапия некоторым пациентам помогает лучше, чем лечение таблетками?

Доктор Hollon: Медикаменты срабатывают хорошо, при этом они относительно безопасны и помогают большому количеству людей, и в силу этого медикаменты, конечно, являются популярным терапевтическим выбором. Если завести разговор о том, чем же те пациенты, на которых лучше действует психотерапия, отличаются от тех, которым лучше помогают таблетки — то здесь пока не найдено никакого четкого ответа. Но при этом известны отличия между эффектом таблеток и эффектом немедикаментозного лечения.

Можете ли вы назвать некоторые?

Доктор Hollon: Основное отличие заключается в продолжительности эффекта. Нет никаких подтверждений тому, что медикаментозное лечение депрессии поможет вам предотвратить повторное возникновение заболевания после прекращения приема лекарства. Это чем-то похоже на прием инсулина при диабете: уколы помогают, пока вы их делаете, но эффект заканчивается после того, как вы прекращаете.

А в чем отличие эффекта терапии?

Доктор Hollon: Исследования показывают, что когнитивные и поведенческие интервенции продолжают свое действие даже после того, как они прекращены. Фактически, они снижают риск повторного возникновения депрессии примерно наполовину. Я имею в виду, что у пациентов, достигших ремиссии с помощью когнитивно-поведенческой терапии, рецидив возникает примерно в два раза реже, чем у тех, кто достиг ремиссии на основе медикаментозного лечения (Dobson et al., J Consult Clin Psychol 2008;76(3):468–477; Hollon et al., Arch Gen Psych 2005;62(4):417–422).

Таким образом получается, что есть нечто специфическое в психотерапии, формирующее, видимо, долговременное терапевтическое воздействие. Вам известно, что это?

Доктор Hollon: Более всего похоже на то, что людям удается овладеть навыками, которые помогают им самостоятельно помогать себе при депрессии. Исследования показывают, что те пациенты, которым лучше прочих удается овладеть когнитивными и поведенческими навыками — это как раз те, которые в наибольшей степени защищены от рецидива. И это справедливо даже для краткосрочной терапии — даже в случае трех или четырех месяцев работы.

А до какой степени пациентам помогает психотерапия? Сравнима ли ее эффективность с медикаментозным лечением?

Доктор Hollon: Если вы пройдете даже совсем уж краткосрочный курс когнитивной терапии — улучшение наступит в 60 % случаев, и в 30 % случаев наступит полная ремиссия, каковой уровень примерно аналогичен эффекту медикаментозного лечения. Но вот после окончания терапии у вас уже будет не больший риск рецидива, чем у тех, кто продолжает принимать медикаменты (DeRubeis RJ et al., Arch Gen Psych 2005;62(4):409–416).

А каким именно навыкам нам следует обучать своих пациентов для того, чтобы помочь им предотвратить возникновение у себя рецидива?

Доктор Hollon: Их два. Первый — поведенческая активация. Здесь имеется в виду побуждение людей к тому, чтобы они не дожидались, пока у них появится настроение чем-то заниматься, а вместо этого подымались бы — и делали. Когда сомневаетесь — делайте. Довольно часто проблема не в том, что люди, находящиеся в депрессии, не могут заниматься какой-то деятельностью, на самом деле они попросту начать не могут.

И таким образом, вы побуждаете их к тому, чтобы становиться активными. В чем второй навык?

Доктор Hollon: Второй заключается в том, чтобы поставить под сомнение справедливость негативных идей о самих себе. Большую часть времени люди, пребывающие в депрессии, обладают ошибочно негативным восприятием. Они недооценивают свою способность действовать — например, искать работу или строить отношения. И поэтому вы можете научить их делать что-нибудь, невзирая на обстоятельства — раскладывать задачи на маленькие шажочки и идти шаг за шагом, даже если им кажется, что ничего не получится. Например, если вы думаете, что вам не удастся найти работу — ну хорошо, пусть так, но все равно подайте резюме.

Вы описали два основных принципа лечения: поведенческая активация и критическое отношение к негативным мыслям. А какие исследования убеждают вас в их эффективности?

Доктор Hollon: Недавнее исследование показало, что среди тех пациентов, которые отреагировали на когнитивную терапию депрессии улучшением, те, которые овладели двумя этими навыками, оказались наименее склонными к формированию рецидива по окончании лечения (Strunk DR et al., J Consult Clin Psychol 2007;75(4):523–530).

Но отличается ли поведенческая активация хоть чем-нибудь от того, что говорит большинство психотерапевтов своим пациентам так или иначе? Лично я часто советую пациентам: «Не сиди дома! Найди работу, создай отношения», и так далее.

Доктор Hollon: Вам нужно рассказать им, как это сделать. Вам нужно показать им, как разбить задачи на те шажочки, с которыми можно как-то справиться. Скажем, например, ваш пациент хочет найти работу. Для начала ему надо найти тех, кто на работу набирает. Затем ему надо составить резюме. Там может быть дюжина шагов, которые ему нужно сделать. Это вот чем-то похоже на то, как взбираться на скользкий холм. Вы, конечно, можете как-то попытаться вскарабкаться по склону, но проще взять лестницу. Для тех, кто находится в депрессии, пошаговый подход делает достижение целей значительно более простым.

И вот вы действительно, буквально можете попросить клиента принести газету с вакансиями на сессию?

Доктор Hollon: Легко. И я добьюсь того, чтоб процесс начался прямо на сессии, ведь начать — это именно то, с чем у людей в депрессии серьезная проблема. Я буду подталкивать их к тому, чтоб искать работу с компьютера в моем офисе или работать с ними над резюме во время сессии. Если кто-то пребывает в действительно тяжелой депрессии, я могу сесть с ним и расписать план буквально для всего, что ему нужно сделать между этой и следующей сессией. Расписать вещи настолько простые, как «остановиться у Старбакса по пути домой» и «в 4 часа сложить белье в шкаф».

Так это похоже на личностный коучинг.

Доктор Hollon: Да легко можно и так сказать. Я могу даже пойти с ним в Старбакс и подталкивать его начать, например, разговор с баристой. Иногда нам следует помогать пациенту структурировать вещи. Потому что когда вы в депрессии, вам надо сделать два дела: вам надо решить, что делать. И вам надо сделать это. И если мы можем помочь пациенту в депрессии заблаговременно принять решение, то все, что ему останется сделать — это его выполнить.

Источник: http://pro.psychcentral.com/this-months-expert-behavioral-activation-for-depression-by-steven-hollon-phd/004290.html

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>