Рубрики

Архив

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Невроз и проблемы тревожности. Альберт Эллис

Часть 1

О взаимосвязи когниций, — и, в частности, того, о чем люди говорят себе в периоде переживания сложных или «травматических» событий, — с неврозами и тревожной проблематикой говорили как минимум в течение нескольких столетий. Будда утверждал, что люди делают несчастными себя сами, слишком сильно сосредотачиваясь на удовлетворении собственных желаний, среди прочего — на достижении целей и упрочении ценностей; и утверждал, что они могут перестать тревожиться или испытывать неудовлетворенность с помощью отказа от своих ценностей и желаний (достижение Нирваны), или хотя бы обретения скромности в желаниях. Эпиктет и Марк Аврелий (ученик Эпиктета) понимали еще даже более ясно, что нереалистичные мысли  людей делают их тревожными и несчастными, и что это самым определенным образом возможно изменить так, чтобы люди становились безмятежными или счастливыми. И другие философы, такие как Спиноза и Расселл, тоже понимали отчетливо, что то, что мы называем «эмоциями» или «эмоциональными нарушениями», — преимущественно создается мыслями, и что изменение наших убеждений, нашей личной философии существенно трансформирует и наши беспокойства.

В сфере психологии и психотерапии некоторые выдающиеся мыслители пришли к аналогичным выводам, при этом нередко не имея ни малейшего представления о том, что у них были предшественники в истории философии. Так, основатели психологической науки, такие как Адлер, Келли, Лоу, Берн и Роттер делали акцент на когнитивных элементах невроза и тревожности; да и лично я, в течение последней четверти века, максимально явным образом акцентировал значимость того, о чем люди сами с собой говорят, того, как они способны взволновать и успокоить себя когнитивной интракоммуникацией. Когда пришло время, еще несколько других выдающихся когнитивно-поведенческих терапевтов вскочили на подножку этого поезда и сделали концепцию когниции в неврозе довольно популярной.

В данной работе я намерен обсудить некоторые данные, полученные в исследованиях, а также — ключевые гипотезы о роли когниций в эмоциональных нарушениях, и, в частности, я намерен сконцентрироваться на нескольких базовых формах тревожности и на том, насколько существенна роль мышления людей в формировании состояния чрезмерной озабоченности, фобий, низкой самооценки и разнообразных прочих форм «нервозности». В силу того, что область человеческих неврозов чрезвычайно широка и разнообразна, я не буду пытаться охватить ее полностью, но сконцентрируюсь на некоторых ключевых ее аспектах и на тех когнициях и идеях, которые шагают нога об ногу с этими аспектами.

Позвольте мне в этой связи сначала определить ряд терминов для того, чтобы разнообразные формы тревоги, на которых я собираюсь сосредоточиться в этой работе, были бы поняты яснее. Вот эти формы:

Тревога за ценность собственной личности

Тревога за ценность собственной личности — это, вероятно, наиболее драматичная форма нервозности, а одновременно и одна из наиболее пагубных в силу того, что она вовлекает людей в оценивание себя, своего существования, и в признание себя практически полностью никчемными или неадекватными людьми в том случае, когда им не удаются достаточно хорошо какие-то дела, или если они недостаточно признаны или любимы другими людьми. Когда люди тревожатся о ценности собственной личности, они обычно испытывают эмоциональное напряжение (или, лучше, перенапряжение), которое образуется в те моменты, когда они чувствуют, что: 1) их личность или ее ценность находятся под угрозой; 2) им следовало бы или они должны добиться успеха в делах и/ или заслужить одобрение других людей; и 3) если они не добиваются успеха в делах или если люди их не одобряют, как тому предположительно следовало бы случиться или как то должно быть — это ужасно или катастрофично. Тревогу за ценность собственной личности часто называют тревогой перфекционизма в силу того, что она формируется в тех случаях, когда люди понимают, что они не справляются выполнить некую задачу или проект в достаточной степени хорошо; а, в силу того, что им не удалось сделать это лучше, — являются фактически, по-настоящему никчемными людьми.

Тревога по поводу дискомфортности

Тревога по поводу дискомфортности — это термин, который я придумал недавно, и который я определяю как эмоциональное напряжение (или перенапряжение), образующееся в тех случаях, когда люди чувствуют, что: 1) их комфорт (или жизнь) находятся под угрозой; 2) что им следует или они должны получить то, чего они хотят (и не следовало бы или они не должны иметь то, чего они не хотят); и 3) и что если они не получают то, что они предположительно должны получить — это ужасно или катастрофично (а не в некоторой степени затруднительно или нежелательно). Тревога по поводу дискомфортности обычно менее драматична, чем тревога по поводу ценности личности, но встречается она, по всей видимости, не реже, а то и чаще, и является, вероятно, вторичным симптомом (я буду об этом говорить ниже) острой или хронической тревоги за ценность личности.

Фобии

Фобии — это чувство тревоги или паники по поводу конкретных вещей, ситуаций или людей, — такое, как, например, боязнь эскалаторов, страх перед появлением в общественных местах, перед разговорами в социальной группе, выступлением на публике, сдачей экзаменов и т.д. Некоторые фобии (например, в социальных ситуациях) в основном состоят из тревоги за ценность собственной личности: человек боится того, что плохо справится в данной ситуации и таким образом обнаружит себя бестолковым. Многие фобии (например, боязнь эскалаторов) преимущественно состоят из тревоги в отношении дискомфортности: человек боится того, что испытает крайнее неудобство или получит физические повреждения на эскалаторе, и в силу этого должен избежать этого любой ценой. Но также человек в данной конкретной ситуации может проявлять и оба вида тревоги на основании того, что: 1) он чувствует, что эскалаторы слишком опасны и слишком дискомфортны для того, чтобы на них ездить; и 2) при этом он полагает, что если кто-то едет на эскалаторе и проявляет себя не лучшим образом (например, ему не удается скрыть свою панику) — в таком случае другие люди плохо про него думают, и это заставляет его стыдиться самого себя.

Обсессии

Обсессии часто образуются в тех случаях, когда люди до такой степени чем-то испуганы — например, социальными ситуациями или эскалаторами, — что у них сохраняется страх перед любым фактическим или символическим контактом с этим явлением, и таким образом образом они думают об этом регулярно, обсессивно. Так, например, если человек знает, что ему через несколько недель придется выступить перед аудиторией — он может в таком случае не оказаться способным думать хотя бы о чем-нибудь еще, кроме этого «ужасного» события; а после выступления может навязчиво в течение нескольких недель или месяцев думать о том, как «ужасно» он перед публикой выступил.

Компульсии

Компульсии в обычном случае осуществляются в жесткой, не предусматривающей каких-либо вариаций, манере для того, чтобы защитить себя, а также предотвратить тревогу, которая, вероятно, возникнет, если человек не осуществит эти действия. Так, если человек боится загрязнения рук (а также вызвать этим раздражение у других людей и дать, как им, так и себе, повод подумать о его никчемности) — он может самым буквальным образом оказаться вынужден 20 или 30 раз за день мыть свои руки, — и даже в таком случае он лишь отчасти предотвратит возникновение у него тревожных чувств.

Тревога по поводу тревоги

Если однажды с человеком уже случалось такое, что он начинал тревожиться практически обо всем на свете и испытал в этой связи выраженные и дискомфортные панические состояния — в таком случае ему известно также и о том, что если он снова растревожится, то это причинит ему серьезные неудобства. И в силу этого такие люди начинают тревожиться по поводу своей тревожности, паниковать по поводу повторения паники. Так, если кому-то доводилось испугаться на эскалаторе — он после этого знает, что будет чувствовать себя весьма дискомфортно, если ему снова придется на него встать, или даже подумать об этом; и следовательно, он начинает тревожиться более, чем когда-либо, при одной только мысли о том, чтобы встать на эскалатор, а также и непосредственно в ходе поездки как таковой — и многовероятно, у него возникнет как тревога за собственную ценность («Разве ж это не стыдно, что я боюсь ездить на эскалаторах!»), так и тревожность по поводу возникновения дискомфортности («Разве же этот страх эскалаторов не причиняет ужасных психологических страданий?») в любой момент, как только что-либо связанное с эскалаторами придет ему на ум.

Тревога в отношении психотерапии

Начиная с того момента, когда люди обнаруживают у себя эмоциональные нарушения и отправляются на психотерапию, они довольно нередко начинают в той или иной степени тревожиться о том, насколько хорошо им удастся участвовать в психотерапии, либо о том, насколько это окажется затруднительно. Так, человек может корить себя за то, что ему не удается быть «хорошим» клиентом и демонстрировать улучшения в ходе терапии; другой человек может «тревожиться» о том, каких трудов потребует работа над собой и проявлять поразительно низкую фрустрационную толерантность или тревожность по поводу дискомфортности в ходе этой работы над собой.

Продолжение следует…

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>